Я – ТЕНГРИАНЕЦ

Бөлісу:

«Усиление устойчивости к радикализации и дезинформации в Центральной Азии»

Интервью Ертугана из Кызылординской области, который сменил ислам на тенгрианство. Поговорили о том, в чем разница между двумя религиями и почему он выбрал тенгрианство.

Расскажите, как вы покинули традиционную религию и на чем строится ваша картина мира?

– Очень сложный вопрос. Человеку в принципе трудно избавиться от всех иллюзий, которые формировались с ранних лет, на протяжении всей жизни. Особенно, в нашем обществе, где люди отчаянно ищут себе некую идентичность, которая могла бы дать тебе чувство чего то «более» чем просто часть толпы или народа. Тем более, учитывая, как у нас ревностно относятся к Исламу. Думаю это связано с «запретом» (хотя все мы знаем, что никакого запрета на самом деле не было) на религию в советское время. И с обретением независимости народ будто вернулся к истокам, к пути своих предков

Что касается лично меня, я тоже начал увлекаться религией в старших классах. Носили собой везде таспихи. Будто мы часть исламского мира, и обращались друг другу исключительно «аһи». Хотя до этого обращались как «бауырым» или «брат». Но думаю, чрезмерное увлечение тех времен привело к чувству перенасыщения что ли, и в итоге к отвращению ко всему религиозному. Скажу честно, даже во время своего «аһиства» я искал ответы, сомневался в словах имамов, будто на все вопросы есть ответы в коране. И в какой то момент понял, прежде всего для себя, что все это инструмент управления и контроля над народом. Причем не только в исламе, а во всех религиях мира. А потом для себя решил, не буду придерживаться никаких религий, мне достаточно одной веры. И прочь все эти ритуалы и молитвы в специальное время.

Как вы думаете, в чем разница между традиционными религиями и тенгрианством?

– Как сказал чуть ранее, тенгрианство отличается от традиционных религий в первую очередь тем что тенгрианство не представляет из себя религию. То есть если спросите меня в чем отличие религии от веры, я бы ответил- только ритуалами. То есть, как только начинаются ритуалы, богослужения, специальные люди которые лучше разбираются в этих вопросах и находятся ближе к богу, начинается религия. А как мы понимаем, что содержать эти храмы и людей придется местному сообществу. Далее не трудно догадаться, что институциональная форма постепенно превратиться в удобный инструмент управления обществом и сбором излишек материальных благ. В то время, как в тенгрианстве я не нуждаюсь в мечетях и храмах. Есть Бог – Вечное синее небо и я. Где бы я не был, я под Небом, и не нуждаюсь ни в ком, чтобы обратиться к Богу. Между мной и Богом нет никаких посредников. Никто не учит меня как молиться, не принуждает. На самом деле, только придя в тенгрианство понял насколько в Исламе ограничивали мою свободу, насколько много было контроля. Слишком много запретов. Нельзя обдумывать, сомневаться, смирение и служение – вот что требуется от вас. В то время как в тенгрианстве мы все дети Синего Неба, вольные, свободные. Вот в чем разница. Любовь и свобода в тенгрианстве.

Какие аспекты тенгрианства вас привлекают и интересуют больше?

– А вы знали что в иудаизме нет ада? У иудеев нет никакого ада, по их верованию они умрут и попадут в рай. В таком случае, откуда появился ад у христиан и мусульман? Не кажется вам, что это такая форма устрашения, попытка снять с себя ответственность за несправедливость происходящая в этом мире, и возложить все на бога. То есть если власти сеют несправедливость, ты не можешь оказать сопротивление, только бог в судный день разберется со всем этим. Только бог судья.

Все это на первый взгляд дает надежду, что все получат по заслугам, но на самом деле убивает в нас чувство справедливости, нетерпимость к запретному. А в тенгрианстве никто не обещает тебе честный и справедливый суд когда-нибудь. Именно ты сам защищаешь себя, своих близких, и противостоишь к несправедливости. Вот она воля и дух свободы кочевников.

Как воспринимают ваши прошлые и настоящие религиозные взгляды ваши родственники / друзья? Были ли какие-либо разногласия?

– В первое время было самому неудобно рассказать и поделиться своими мыслями с ними. Не знаю, будто они меня осудят и перестанут со мной общаться. Но в какой то момент понял, что донести свои мысли можно в виде шуток. И со временем они привыкают к твоим шуткам и начинают с уважением относиться к твоим инакомыслиям. Честно, до сих пор самому смешно, когда рассказываешь друзьям мусульманам «вот раньше когда я был мусульманином…» у них ужас в глазах. Делают замечания, что нельзя так шутить, а когда ты им говоришь что это вовсе не шутка, они пытаются просто перевести разговор на другую тему. Но по их словам понимаю, считают меня всего лишь временно заблудшим.

Как вы думаете, существует ли в нашем обществе какая-либо форма дискриминации  людей иной веры?

– Официально мы светская страна, и дают равные права всем. Но на самом деле наше общество еще понятия не имеет о светскости. Причина конечно в слабости общего образования. Но с другой стороны, мы сами видим, что и государственные структуры не проявляют в этом направлении никакие инициативы.

Всех заботят чувства верующих. Ну, хорошо, а как же чувства неверующих? Вот меня, допустим, не совсем нравятся звуки азана, но кого это волнует? Главное чтобы мусульманам было комфортно. Давайте признаемся себе, у нас только поверхностно терпят «иных», а на самом деле права и чувства других никого в нашей стране особо не волнует. Вся проблема в том, что из-за слабой системы образования люди начинают искать другие источники, а в этих религиях слишком много догматики. И в итоге мы получим общество свято верующее в догму религий и не терпящее инакомыслие.

Какой путь вы прошли перед тем, как пришли к своим нынешним убеждениям?

– Как я уже сказал чуть ранее, сомнения и поиски ответов были и раньше, но я никак не могу получить ответы. А сомнения они ведь такие, начинают грызть изнутри. В этом плане огромное влияние на меня оказали выступления Джорджа Карлина. Он задавал правильные и серьезные вопросы в форме шуток. Самое главное, смотришь и смеешься, а потом начинаешь задумываться для чего все это. Не пора ли немного задуматься и провести ревизию своих ценностей. Естественно, у каждого свой путь, и своя трагедия. Все же отказаться от своих верований очень тяжко и сопровождается глубокими переживаниями. Но я рад, что прошел этот путь, и без обид на судьбу или бога.

Изменились ли убеждения ваших друзей благодаря вашему мировоззрению?

– Это вряд ли. Все же у каждого свой путь и каждый сам должен пройти. Если перестал верить в традиционном смысле этого слова, это не значит что мои друзья обязаны сделать тоже самое. Нет, я с этим не согласен. Они по-другому смотрят на тебя, общаешься не так часто, а со временем круг общения начинает меняться. Сейчас у меня друзья в основном агностики или вовсе атеисты.

Сталкивались ли вы с давлением со стороны общества из-за других религиозных убеждений?

– Не сказать давление и общество, а скорее неадекватная реакция некоторых конкретных людей. Все же, вопрос веры – интимный вопрос. Не обсуждаешь с каждым встречным. Вопрос не в религиозных убеждениях, а в лицемерии людей. Когда есть личная заинтересованность, они готовы забыть про свои религиозные убеждения. А послушаешь их, будто стояли в паре шагов от пророка Мухаммеда в битве при Бадре.

Нет ли у нас в обществе каких-либо препятствий, мешающих людям открыто заявлять что они иной веры?

– Открытых препятствий нет, но есть масса скрытых, не заметных на первый взгляд препятствий. Вопрос в основном не освобождение «для чего» а «от чего». Вы только представьте себе, насколько люди находятся под давлением божьей кары, страх перед адскими мучениями, что не каждый способен избавиться от своих страхов. Это скрытый психоз. Патология, я бы сказал. Препятствий много, но они, прежде всего, носят внутренний характер.

Что бы вы сказали прошлому самому себе с вашим нынешним мировоззрением?

– Сказал бы не бояться ничего и никого, не переставать искать, задавать правильные вопросы, жить, любить, наслаждаться своей молодостью. Легко с постэмпирической позиции говорит что либо, так что я бы ограничился только этими словами.

Религиовед Алижан Алибекулы рассказал подробно о тенгрианстве:

Во первых, тенгрианство – это форма верования, то есть не полностью сформированная религия. Да, там есть проявления религии в традиционном его понимании.

Культ Тенгри зародился в степях Азии среди кочевников. Кочевой образ жизни предполагал свободу. Свободу в выборе бога, которому он будет поклоняться. Есть особая схожесть особенность в ранних форм верования у народов, разделявшихся территориально.

Культ Перуна у славян, Один у скандинавов, Юпитер у римлян так и Тенгри у кочевников. Все они жили где-то там на небесах и были главными в миро творении. Есть культ Матери-прародительницы у выше сказанных народов с со схожими мифологическими особенностями, в частности у тенгрианцев это Культ Умай. О котором почему-то современные тенгрианцы особо не упоминают.

Но все же, люди которые отождествляют свою религиозную принадлежность к тенгрианству не совсем понимают что это такое. Зачастую люди, которые выходят из лона ислама, боясь осуждения общества причисляют себя к неотенгрианству.

Наш герой, отвечая на вопросы правильно подметил, что проблема дискриминации по религиозному признаку как таковой в обществе нет, но присутствует на личностном уровне.

«Данный материал был создан и поддерживается при финансовой поддержке Европейского Союза. Его содержание является исключительной ответственностью Жамили Касымкановой и не обязательно отражает точку зрения Европейского Союза».

 Автор: Жамиля Касымканова

Бөлісу: